Высота 102, Первый заместитель директора – главный инженер филиала ПАО «РусГидро» - «Волжская ГЭС» Сергей Талагаев: Решения по пропуску половодья в 2015 году были правильными и единственно возможными

Маловодье этого года на территории Волгоградской области стало одной из самых серьезных проблем для жителей региона. Неоднократно поднимало эту тему и информагентство «Высота 102», журналисты которого выезжали на места, где наступившая засуха практически уничтожила все живое. Пытаясь разобраться в причинах проблемы, мы обсуждали эти вопросы и с чиновниками, и с учеными. Одной из основных причин засухи в пойме называлось нарушение правил эксплуатации Волгоградского водохранилища. Корреспондент ИА «Высота 102» встретился с первым заместителем директора – главным инженером филиала ПАО «РусГидро» - «Волжская ГЭС» Сергеем Талагаевым, который ответил на наши вопросы.

- Сергей Александрович, сейчас практически во всех выступлениях по этой теме «красной нитью» проходит мысль, что если бы Волжская ГЭС придерживалась естественных, так называемых «природных» режимов, такой глобальной проблемы засухи не случилось. Что Вы думаете по этому поводу?

- Начнем с того, что тот режим стока, который мы видим на Волжской ГЭС, определяется не самой станцией, а всем Волжско-Камским каскадом. У нас объем водохранилища не очень большой, и мы по большей части просто транзитом пропускаем ту воду, которая приходит к нам сверху. На зарегулированной гидростанциями реке расходы не могут быть близкими к естественным по определению. Волга не имеет естественного режима стока уже более 70 лет – с начала заполнения Рыбинского водохранилища. Обеспечить среднемноголетний объем половодья на зарегулированной реке в годы средней и малой водности невозможно по определению – мы не заполним водохранилища, что приведет к социально-экономической, а также и экологической катастрофе. Все Поволжье с многомиллионным населением останется без надежного водоснабжения, остановится речной транспорт, сильно пострадает сельское и рыбное хозяйство, резко ухудшится качество воды. Нужно понимать, Волжско-Камский каскад - это колоссальное искусственное сооружение, которое чрезвычайно тесно и неразрывно интегрировано в экономику страны. Его режимы работы заданы проектировщиками более полувека назад, к этим режимам адаптирована вся огромная инфраструктура десятков регионов, и радикально изменить их невозможно, какими бы благими соображениями не руководствовались авторы таких предложений.

-Тем не менее, одной из основных причин нынешнего маловодья ряд экспертов называют не природную засуху, а работу Волжской ГЭС. Поговорим о природных факторах: они есть, или их нет?

-Мы в курсе этой дискуссии, и у нас есть официальные данные, показывающие, что сток Волги цикличен, эта цикличность, по мнению ученых, связана с солнечной активностью. 25-30 лет (есть и другие оценки, единства среди ученых тут нет) идет многоводная фаза, далее столько же – маловодная. Так вот, многоводную фазу мы прошли в середине 2000-х, и сейчас мы в начале маловодной фазы. Это не мы придумали, это мнение ученых-гидрологов, специалистов в этой области. Если говорить конкретно о 2015 годе, то по информации ФГБУ «Гидрометцентр России» суммарный приток воды в водохранилища на Волге и Каме во 2 квартале составил 124 км³ при норме - 161 км³ (77,02%). То есть воды пришло на четверть меньше, чем обычно – это и есть маловодье. Усугубило ситуацию то, что маловодье 2015-го года наложилась на маловодный 2014 год, по итогам которого запасы воды в водохранилищах сильно сократились.

- Ряд ученых, в частности выступавший у нас В.Ф. Лобойко, приводят совсем другие цифры и утверждают, что вы в своей работе руководствуетесь методическими указаниями, разработанными энергетиками, которые не учитывают интересы населения…

- Росводресурсы руководствуются действующими правилами использования водных ресурсов, которые для Волгоградского водохранилища были утверждены Минводхозом СССР в 1983 году, прогнозами Росгидромета, актуальной гидрологической ситуацией и рекомендациями межведомственной рабочей группы, в состав которой входят представители всех водопользователей. Энергетиков в их составе - 1 человек из 30, то есть абсолютное меньшинство. Главный приоритет при установлении режимов работы ГЭС, закрепленный в Водном кодексе – это обеспечение бесперебойного водоснабжения населения и социально-значимых объектов даже в самых тяжелых ситуациях. В меньшем приоритете – рыболовство, сельское хозяйство и судоходство. Интересы энергетиков находятся на одном из последних мест.

Есть еще и методические указания, которые используются исключительно при разработке новых правил и не имеют никакого отношения к оперативному установлению режимов работы водохранилищ. Они так и называются - Методические указания по составлению правил использования водных ресурсов водохранилищ гидроузлов электростанций, это пособие для ученых, которые разрабатывают новые правила. Документ 2000-го года, на который ссылается господин Лобойко, который действительно разрабатывало РАО ЕЭС России, утратил силу еще в 2011 году, когда Минприроды утвердило новые методические указания по разработке правил использования водохранилищ. На данный момент новые правила использования водных ресурсов Волгоградского водохранилища разработаны, но еще не утверждены и соответственно не используются.

-Это правда, что вы увеличили сбросы в зимний период, нарушая лимит в 11%, регламентированный правилами?

- Что касается того, что написано в старых правилах, то вот они у меня в руках. Никаких 11% лимитированного стока в зимнее время там нет, да и невозможно установить такой норматив, каждый год по водности разный, а Волгоградское водохранилище вообще имеет довольно ограниченные возможности по регулированию, в основном мы транзитом пропускаем тот сток, который к нам приходит сверху, с Жигулевского водохранилища. Регулирующие возможности нашего водохранилища мы можем использовать в полной мере только в особых случаях, например в аварийных ситуациях, в очень маловодные годы, при прогнозе очень высокого половодья.

Тот же господин Лобойко заявляет, что сбрасывать зимой 4200 м³/с в сутки достаточно. Однако это не так. Приведу простой пример. В канун 2015 года 300 тысяч жителей Волгограда, промышленные предприятия и другие учреждения остались без тепла, холодной и горячей воды. Причина – забило шугой (внутриводным льдом) оголовки Краснооктябрьского водозабора. Быстро расчистить водозабор не удалось – начавшийся ледоход препятствовал водолазным работам. Возникшую критическую ситуацию удалось ликвидировать при помощи гидроэнергетиков – Волжская ГЭС в период с 31 декабря 2014 года по 3 января 2015 года увеличила пропуск воды в среднем на 700 м³/с, до 5400-5500 м³/с. В результате этого уровень воды в районе водозабора поднялся, что позволило возобновить его работу. Жители Волгограда смогли встретить Новый год с теплом и водой в своих домах. В зиму 2014-15 годов максимальный расход через Волжский гидроузел составлял 6250 м3/с. Это было 1 декабря 2014 года. В среднем же сбрасывалось около 5000 кубометров в секунду. Это очень низкий показатель по сравнению с предыдущими годами.

Кроме того, стоит отметить, что режим стока сейчас изменяется, мы наблюдаем увеличение доли зимнего стока – зимы становятся теплее, плюсовые температуры и дожди зимой уже никого не удивляют. Естественно, это приводит к увеличению приточности в водохранилища в зимний период.

- И все же были зимы, когда вы сбрасывали и до 14 000 кубометров в секунду?

- Такое действительно бывает, но весьма редко - за всю историю мы открывали зимой водосбросную плотину только два раза, в 1990 и 2012 годах. И связана эта ситуация была с экстремальными природными условиями. Так, в начале декабря 2012 года расходы Волжской ГЭС в отдельные дни достигали 14 000 м³/с. Почему так произошло? Потому что в декабре 2012 года в верховьях Волги и Камы установилась нетипично теплая погода, уже выпавший снег стал интенсивно таять, плюс пошли сильные дожди. Соответственно резко выросла приточность, и воду пришлось сбрасывать. Если предположить, что на Волге не было бы водохранилищ, то в декабре 2012 года воды в нижнюю Волгу пришло бы еще больше, поскольку часть стока мы задержали. Но повторюсь, такие масштабы стока зимой - это чрезвычайно редкое природное явление.

- Сток Волги в половодье 2014 года был ниже, чем в 2015-ом, однако в прошлом году вода вошла в пойму. Причина – в уменьшении вами сброса весной?

- Это не соответствует действительности. Объем половодья на Нижней Волге в 2014 году по решению Росводресурсов был снижен и составил 86,1 км³. Это примерно на 20% ниже среднемноголетних значений (105,9 км³). В 2015 году сток половодья составил всего лишь 65,4 км³.

Принимаемые решения по режиму сбросов основаны на фактах и нормативных документах. А факты таковы, что снегозапасы, которые мы имели в этом и в прошлом году, были крайне низки. К концу периода накопления, а это март – начало апреля, снега было фактически в 2 раза меньше, чем положено по норме. В предыдущем году ситуация со снегом сложилась аналогичная, однако тогда обстановка была более благоприятной, поскольку за предыдущий, более полноводный 2013 год были накоплены существенные запасы в водохранилищах Волжско-Камского Каскада – Куйбышевском, Рыбинском, Камском. К этому году запасы были истрачены на то, чтобы обеспечить устойчивое водоснабжение. Так что сейчас два неблагоприятных фактора – маловодный приток и низкий запас воды в водохранилищах – наложилась один на другой, что приводит к необходимости экономии и ограничении обводнения поймы.

По нашей оценке, решения по пропуску половодья 2015 года были единственно возможными в складывающихся условиях. Увеличение сбросов на Волжской ГЭС для заполнения Волго-Ахтубинской поймы повлекло бы за собой резкое опустошение Волгоградского и Куйбышевского водохранилищ. В условиях маловодья это могло бы привести к возникновению социально-экономической и экологической катастрофы в населенных пунктах, располагающихся на берегах этих водоемов. В период минимальной приточности (лето, осень зима) это грозит остановкой городских водозаборов, прекращению работы ЖКХ, полной остановке судоходства, массовому мору рыбы из-за повышения концентрации вредных веществ в воде.

- Как Вы прокомментируете заключение В.Ф. Лобойко о том, что у вас очень низкая себестоимость электроэнергии и продавать ее выгоднее зимой подороже. Поэтому вы и придерживаете сбросы в весенний период.

- Нам абсолютно непонятно, откуда взята цифра себестоимости – 6 копеек за киловатт-час, она не соответствует действительности. Да, мы не сжигаем топливо, но у нас огромная и дорогостоящая программа комплексной модернизации. Станции почти 60 лет, практически все оборудование – турбины, генераторы, трансформаторы и т.п. необходимо менять, что мы и делаем. Только в прошлом году мы потратили на это почти 7 млрд рублей, а в целом программа рассчитана до 2025 года. Эти затраты идут в себестоимость, плюс мы платим массу налогов, в прошлом году больше миллиарда рублей. Себестоимость у нас, конечно, ниже, чем у тепловых электростанций, но и не 6 копеек.

Кроме того, мы не просто вырабатываем электроэнергию, мы поддерживаем безопасное функционирование огромного и сложного комплекса сооружений, решающего важнейшие народнохозяйственные хадачи – обеспечение водоснабжения, работы водного транспорта, орошения земель и т.п. Все это требует вложений.

Столь же непонятно, откуда взята цена реализации. Мы поставляем электроэнергию на оптовый рынок, где цена колеблется, но это никак не шесть рублей, о которых говорил господин Лобойко, а обычно менее 1,5 рублей. К слову, мы не продаем электроэнергию напрямую насосным станциям, они покупают ее у энергосбытовой компании, которая приобретает электроэнергию у многих поставщиков. И на нашей выручке потребление электроэнергии насосными станциями никак не сказывается. Ну а о ценах электроэнергии за границей говорить вообще некорректно – станция экспортом электроэнергии не занимается.

- Где можно узнать, сколько вырабатывает Волжская ГЭС в разные периоды?

- Информация о производстве электроэнергии Волжской ГЭС с 2005 года находится в открытом доступе на сайте РусГидро. Давайте посмотрим график. Как мы видите, никакого роста выработки станции, о котором говорит господин Лобойко, не наблюдается, выработка колеблется в диапазоне 10-13,5 млрд кВт.ч в зависимости от водности года, при этом имеется очевидная тенденция к снижению выработки в связи с наступлением на Волге маловодной фазы.

В заключение хочу еще раз отметить – существует распространенное заблуждение, что энергетики сами определяют, сколько и когда воды сбросить. Это совершенно не соответствует действительности, мы не имеем таких полномочий и строго выполняем указания специально уполномоченной государственной организации – Федерального агентства водных ресурсов.


АКЦИИ / АДР РУСГИДРО   
КОТИРОВКИ
Акции / АДР
Индексы
ФИЛИАЛЫ
ДОЧЕРНИЕ ОБЩЕСТВА
Ваше обращение принято. Ответ будет подготовлен и отправлен в течение 20 календарных дней. ok